«АСВ-СТП» (Станки. Технология. Производство)

Станки и оборудование для металло- и деревоообработки. Новые и б/у

(495) 64-606-84круглосуточно
Перезвоните мне
Каталог товаровх
Оборудование и станки в лизинг
Весь каталог товаров

Показать все

Высокая доля российской промышленности в крупнейших нефтегазовых проектах - фикция

Алексей Быков 20 августа 2010

На территории Российской Федерации реализуются масштабные проекты по строительству газопроводов, нефтепроводов, морских терминалов и установок по переработке сырья, а также разработке новых месторождений на суше и континентальном шельфе. Большая их часть реализуется естественными монополиями (ОАО "Газпром", АК "Транснефть") за счет собственных или привлеченных средств.

Правительство постоянно требует от естественных монополий повышения доли российской промышленной продукции в подобных проектах. В условиях кризиса это должно стать серьезным инвестиционным импульсом для машиностроения и других отраслей отечественной промышленности.

Реализацией значительной части инфраструктурных проектов ОАО "Газпром" и АК "Транснефть" занимаются нескольких основных подрядчиков: ООО "Стройгазконсалтинг", ОАО "Стройтрансгаз", ЗАО "Коксохиммонтаж", ЗАО "Инжтрансстрой" и ряд других, в число которых, как правило, выбирают крупные подрядные организации с квалифицированным персоналом и опытом работы. Именно такие компании приобретают машиностроительную продукцию и другое оборудование для крупных проектов.

ОАО "Газпром" и АК "Транснефть" не фиксируют нормы участия российской промышленности в инфраструктурных проектах, и подрядчиками совершаются масштабные закупки иностранной продукции, а, именно, приобретаются значительные объемы самосвалов, трубоукладчиков, бульдозеров, автокранов, экскаваторов, погрузчиков иностранного производства. Подрядчики не имеют обязательств по публикации тендеров, поэтому здесь нет должной прозрачности. Даже ООО "Газтехлизинг", через которое ОАО "Газпром" централизованно закупает всю автотехнику, не считает нужным публиковать на сайте победителей проводимых конкурсов.

Естественная монополия, передав подряд на значительную сумму одной из зарегистрированных в России компаний, полагает, что эти денежные средства могут быть отнесены к категории "российское участие". Дальнейший перевод подрядчиком денег за рубеж в расчет не принимается, поэтому создается впечатление большого российского участия. В действительности получается, что за инвестируемые денежные средства ОАО "Газпром" и АК "Транснефть", которые контролируются Правительством РФ, строительный подрядчик расширяет свой автопарк не российской, а иностранной грузовой техникой. Никаких ограничений здесь со стороны естественных монополий нет.

Между тем, для реализации Штокмановского проекта потребуется 700 большегрузных самосвалов, а это 20% от мирового грузового автопарка. Также планируется использовать два крана грузоподьемностью 1250 тонн, три крана грузоподьемностью 800 тонн и 70 кранов грузоподьемностью менее 400 тонн, 120 грузовых автомобилей, 20 бульдозеров, 40 экскаваторов, 200 автомашин, 240 автобусов.

Аналогичная ситуация сложилась не только с автомобильной техникой, но и с любой другой машиностроительной продукцией. К настоящему времени сформировалась порочная практика, когда анонсируется сумма генподряда российской организации, а ушедшие за рубеж деньги не афишируются. Так, был подписан контракт в 2007 году ООО "Газфлот" с Выборгским заводом на сумму 59 миллиардов рублей, что по курсу на тот момент превышало два миллиарда долларов США. Сумма контракта и название российского завода широко анонсировались "Газпромом". При этом более половины (по оценкам экспертов более 70%) этой суммы оказалось не в России. Верхние строения закупаются у Samsung Heavy Industries (Южная Корея), а буровое оборудование у National Oilwell Varco (США). В связи с изменением курса доллара, ОАО "Газпром" придется доплачивать за иностранное оборудование по Штокмановскому проекту.

По мнению экспертов, Shtokman Development AG передаст генеральные подряды нескольким строительным компаниям. Никаких обязательств и норм по приобретению продукции российской промышленности пока нет. Разговоры о том, что Shtokman Development AG будет контролировать долю российской промышленности, не выдерживают критики, так как эта доля нигде не регламентирована. Как и в других проектах, здесь также будет бесконтрольный ввоз машиностроительной продукции по импорту. Уже ведутся разговоры о получении льготного режима налогообложения при ввозе импортной техники.

Ни один инфраструктурный проект не имеет нормы российского участия. Машиностроители помнят ситуацию с газопроводом "Северный поток", проходящим через акваторию Балтийского моря. В декабре 2008 года ООО "Газпром комплектация" подписало с Rolls-Royce (Великобритания) крупный контракт на поставку восьми газоперекачивающих агрегатов. В марте 2009 года ООО "Газпром комплектация" подписывает с Siirtec Nigi (Италия) другой крупный контракт на проектирование и строительство установки по подготовке газа к транспорту. Восточный нефтепровод (ВСТО) укомплектовывают нефтеперекачивающими насосами из Швейцарии, откуда тяжелое, металлоемкое оборудование доставляют на Дальний Восток.

Российская промышленность продолжает деградировать в условиях такого масштабного импорта. Естественные монополии предпочитают не "возиться" с российскими заводами, а закупать импортную продукцию. Высокая стоимость иностранной техники, по сравнению с российскими аналогами, особого значения не имеет. Стоимость инвестиционной программы увеличивается, а издержки естественные монополии все равно перекладывают на ту же промышленность и население, повышая тарифы.

Привязка крупнейших проектов к иностранной технике неизбежно приводит к технологической зависимости российского ТЭК. Стратегический проект садится на "иглу", и в дальнейшем приходиться все запасные части ввозить из-за рубежа, а также платить иностранцам за техническое обслуживание и привлекать зарубежных специалистов. Это существенно удорожает проект и лишает отечественную промышленность рабочих мест. Нефтегазовый комплекс для России является таким же стратегическим, как и оборонно-промышленный. Госзаказ на вооружение получают российские заводы, а не иностранные, но те же самые заводы, изготавливающие нефтегазовое оборудование, остаются без заказа. Если последует отказ поставлять запчасти или произойдет монопольное взвинчивание цен, то реализация любого стратегического проекта окажется под угрозой.

В условиях кризиса, когда научно-технический и производственный потенциал российского машиностроения простаивает, с контролем российского участия в инфраструктурных проектах ситуация стала хуже, чем это было при режиме СРП. В Федеральном законе "О СРП" существовала обязательная 70% норма российского участия. По каждому проекту СРП была организована комиссия, которая была обязана контролировать выполнение этой нормы. Сегодня нет ни норм, ни контроля, а призывы повышать российское участие носят факультативный характер.

Норвегия и Китай, которые вообще не имели нефтегазового машиностроения, за счет принципиальной позиции руководства страны сумели создать новую мощную подотрасль. Это осуществлялось во многом за счет господдержки нефтегазового машиностроения. В России все делается иначе. ВТБ – государственный банк, призванный поддерживать отечественное машиностроение, берет в начале 2009 года связанный кредит EXIM Bank of China на приобретение 30 китайских буровых установок. В дальнейшем на этой поставке делает бизнес ОАО "ВТБ-Лизинг". Такие закупки проводятся на безальтернативной основе, без российских предприятий. Естественно, что сделка нанесет сильнейший удар по целой группе российских заводов. В кооперации по созданию буровой установки задействовано около ста предприятий.

Меджлис Исламской Республики Иран принял закон, по которому доля национальных подрядчиков при реализации проектов по разработке нефтегазовых месторождений не может быть ниже 50%. Норму вынуждены соблюдать иностранные компании, участвующие в разработке крупнейшего газового месторождения Южный Парс.

У России несопоставимо более мощный научно-технический и промышленный потенциал, чем у Ирана, но отсутствуют нормы для национальных подрядчиков. Декларируемые в ряде случаев, "высокие нормы участия российской промышленности" – фикция. Крупные инфраструктурные проекты реализуются через генподрядчиков, а их субподряды не контролируются и не учитываются.

Исправить ситуацию можно введением норм обязательного российского участия во всех крупных инфраструктурных проектах, реализуемых естественными монополиями.

Написать комментарий